Словарь по христианству В ВЕРОТЕРПИМОСТЬ - Страница 9

ВЕРОТЕРПИМОСТЬ - Страница 9

Постановление от 20 июля о передаче церковноприходских школ (их было в России около 37 тыс.) и учительских семинарий в ведение Министерства народного просвещения было также опротестовано церковью. Временное правительство 5 августа упразднило должность обер-прокурора Святейшего Синода и учредило Министерство исповеданий, в компетенцию которого входило регулирование отношений православной церкви и других религиозных общин России с государственной властью, какое-либо вмешательство во внутрицерковные дела не предусматривалось. Последняя перемена послужила освобождению православной церкви от давления со стороны правительственных чиновников, но в то же время реформа ставила православную церковь в одинаковое положение с другими исповеданиями. После Октябрьского переворота (23 января 1918 г.) был издан составленный председателем Совнаркома В.И. Лениным декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», обозначивший не только формальный, юридический разрыв многовекового союза православной церкви и государства, предрешенный уже Февральской революцией, но и легализовавший гонения на церковь. Православная церковь была отделена от государства, но при этом не получила прав частного религиозного общества. Принципиальное отличие советского законодательства «о культах» от правового режима отделения церкви в таких государствах, как США или Франция, заключалось в том, что православная церковь и другие религиозные общества в России лишались права владеть собственностью, а также прав юридического лица. Все имущество существовавших в России религиозных организаций подвергалось национализации. Декрет запрещал религиозное воспитание и образование детей в школе: «Преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы, не допускается». Он явился юридической подготовкой к изъятию церковных ценностей, к закрытию монастырей и духовных школ, к осквернениям святых мощей угодников Божьих, к противоправным судам и расправам над священнослужителями и мирянами. Правовой статус церкви приблизился к нелегальному. Неправославные исповедания юридически были уравнены с православной церковью, но более в бесправии, чем в правах. Это равноправие не расширяло, а значительно сужало для большинства из них свободу исповедания в сравнении с дореволюционной ситуацией. На Поместном Соборе 1917–1918 гг. церковь не признала законности декрета, выразив свой взгляд на отношения церкви и государства в «Определении о правовом положении Православной Российской Церкви», принятом 2 декабря 1917 г.: «Православная Российская Церковь, составляя часть единой Вселенской Христовой Церкви, занимает в Российском государстве первенствующее среди других исповеданий публично-правовое положение, подобающее ей как величайшей святыне огромного большинства населения и как великой исторической силе, созидавшей Российское государство… Глава Российского государства, министр исповеданий и министр народного просвещения и товарищи их должны быть православными... Во всех случаях государственной жизни, в которых государство обращается к религии, преимуществом пользуется Православная Церковь... Добровольный выход из Православия допускается не ранее достижения возраста, установленного для вступления в брак. Прежде этого возраста дети могут оставить Православие только по желанию родителей, и притом лишь в случае оставления Православия самими родителями; от детей, достигших 9-летнего возраста, требуется их согласие....» Таким образом, соборные постановления настаивали на сохранении за православной церковью приоритетного статуса (при этом они были проникнуты духом широкой веротерпимости). Однако осуществить эти положения на практике оказалось в то время совершенно невозможно. Фундаментальные положения декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» вошли в Конституцию РСФСР 1918 г. и последующие советские конституции. Президиум ВЦИК 8 апреля 1929 г. принял постановление «О религиозных объединениях», по которому религиозным общинам дозволялось лишь «отправление культов» в стенах «молитвенных домов»; просветительская и благотворительная деятельность категорически воспрещалась. Духовенство устранялось от участия в хозяйственных и финансовых делах приходских собраний (так называемых двадцаток). Частное обучение религии, дозволенное декретом 1918 г., теперь могло осуществляться лишь как право родителей обучать религии своих детей.

 



 
PR-CY.ru