Словарь по христианству В ВИКО ДЖАМБАТТИСТА - Страница 3

ВИКО ДЖАМБАТТИСТА - Страница 3

Народные республики в системе Вико – вершина, но не последний этап истории. Исследователи подчёркивают, что для правильного понимания как исторических, так и эстетических идей «Новой науки» надо всё время помнить о том, что философия Вико сформировалась в Италии после того, как городские демократии XIII–XV вв. потерпели крушения, когда связанный с ними расцвет итальянской культуры был уже далеко позади. Это ограничивало исторический оптимизм неаполитанского мыслителя, но позволяло ему достаточно чётко представлять, что частные эгоистические интересы вышедшего из плебейских низов буржуа далеко не всегда совпадают с утверждениями народной свободы, что достижения в области чисто научного, рационального постижения действительности неизбежно сопровождаются существенными утратами в поэтическом воссоздании мира в его гармонии и цельности. Именно потому, что Вико был твёрдо убеждён в том, что «поэтически возвышенное всегда должно быть единым с народным». Он связывал расцвет поэзии не с успехами «тайной мудрости» современной ему науки, обособившейся от «невежественного простонародья», а с «героическим» детством человечества, когда ещё не было полностью изжито народно-мифологическое сознание. Истинными и величайшими поэтами для Вико был легендарный Гомер и божественный Данте Алигьери (1265–1321 гг.). «Открытию истинного Гомера» посвящена одна из центральных книг «Новой науки», в которой содержатся наиболее примечательные идеи о поэзии и поэтике. Вико не верил, что «Илиада» и «Одиссея» написаны одним и тем же поэтом и вообще отказывался признать Гомера реально-исторической личностью. По его убеждению, в характерах Ахилла и Одиссея оказались запечатлёнными коллективная «простонародная мудрость» и творческое воображение всех эллинов архаической Греции. Именно этим коллективным авторством «Илиады» и «Одиссеи» объясняются, по мнению Вико, высочайшие и уже неповторимые художественные достоинства гомеровских поэм. В то время как Вико писал свою «Новую науку», во Франции происходила оживлённая полемика литераторов, известная под именем «спора древних и новых». Картезианцы восстали против безусловного авторитета Античности с точки зрения строгого рационализма. Сравнивая страну Гомера с образованной Францией, они находили, что первая похожа на деревню, а её герои – на грубое простонародье. Они утверждали, что древние времена были дикими, безнравственными и полны всевозможных предрассудков, считали, что героям «Илиады» не хватало какого-то достоинства, неизвестного в то время и в той стране, где писал Гомер, что нет никакого сомнения в том, что в эпоху Гомера в его стране умы ещё не достигли утончённости последующих времён, что поэзия враждебна разуму. Данте для создателя «Новой науки» был «тосканским Гомером». В его «Божественной комедии» Вико увидел не теологический «роман», а такую же мифологическую историю народа, какими были «Илиада « и «Одиссея». Гомер и Данте в системе Вико соизмеримы, поскольку в их поэзии запечатлена сходная ступень в историческом развитии народного самосознания. Он писал: «Особенно характерно для возвышенности Данте то, что этому великому уму выпал жребий родиться во время ещё живого варварства в Италии». Однако Данте для Вико не просто поэт естественного варварства – он поэт варварства нового, «возвращённого». Учению о «возвращении варварства» в «Новой науке» отведена важная роль и для понимания её стихийной диалектики очень существенная. Согласно исторической концепции, отстаиваемой в этом труде, стремительное развитие в «человеческий век» науки и техники, обеспечивающее людям высокий уровень материального благосостояния, не только не приводит к подлинной свободе, социальной гармонии и всеобщему благоденствию, но и, напротив, обостряя в отдельных индивидах своекорыстные инстинкты, порождает анархию, отчуждение и ожесточённую борьбу всех против всех. Согласно теории Вико, прогресс материальной цивилизации вызывает к жизни «варварство рефлексии», а такого рода «просвещённое» варварство (как тонко подмечено в «Новой науке») «делает людей такими бесчеловечными зверями, какими сами они не могли стать под влиянием первого варварства чувств: ведь первое обнаруживало великодушную дикость, от которой можно было защититься или борьбой, или осторожностью, а второе с подлой жестокостью под покровом лести и объятий посягает на жизнь и имущество своих ближних и друзей».

 



 
PR-CY.ru