Словарь по христианству В ВИКЕНТИЙ ЛЕРИНСКИЙ - Страница 2

ВИКЕНТИЙ ЛЕРИНСКИЙ - Страница 2

Ссылаясь на «многих преблагочестивых и преучёных мужей», Викентий Леринский выделяет две критерия истинного церковного учения: авторитет Божественного закона (divinae legis auctoritas), или соответствие учения «каноническим книгам Писания», а также Предание кафолической церкви (Ecclesiae catholicae traditio). Последнее необходимо потому, что возможно не только истинное, но и ложное толкование Священного Писания. Его следует толковать «согласно норме церковного и кафолического понимания» («secundum Ecclesiastici et Catholici sensus normam»). В церковном Предании следует придерживаться «того, чему верили повсюду, всегда и всеми» («quod ubique, quod semper, quod ab omnibus creditum est»), т.е. принципа всеобщности, древности и согласия. Всеобщность (universitas) означает признание истинности только той веры, которую исповедует вселенская церковь (universalis Ecclesia). Древность (antiquitas, vetustas) означает верность учению, одобренному святыми отцами. Согласие (consensio) означает следование в самой древности определениям и суждениям всех или почти всех, кто облечены священством и учительством. Это согласие, прежде всего, выражают решения Вселенских соборов, а также суждения, общие для большинства великих учителей церкви. Следует опираться на суждения «только тех отцов, которые, живя, уча и пребывая в вере и в кафолическом общении свято, мудро, постоянно, сподобились или с верой почить во Христе, или блаженно умереть за Христа». При этом Викентий Леринский отличает догмат от частного богословского мнения (теологумена). Догмат (dogma, sententia) есть то, что все святые отцы или большинство из них единодушно и без колебаний принимали. Это – общее, общепризнанное и универсальное суждение (communis et publicae ac generalis sententiae), которое следует почитать за несомненное, верное и неизменное. Теологумен (opinicula) представляет собой единоличное мнение святого, учителя, исповедника или мученика, которое он полагал несогласно со всеми или даже противореча всем (этот критерий всеобщности и единодушия вероисповедания признаётся и православием). По мнению Викентия Леринского, принцип древности не отменяет возможности богословского развития (profectus religionis), только это развитие должно состоять во внутреннем усложнении (in semetipsum amplificetur) при верности традиции, а не приводить к изменению веры. Он сравнивает это с развитием человеческого организма, проходящего разные возрасты, но сохраняющего свою целостность: «...Следует, чтобы возрастали и во многом успешно преуспевали в эпохах и веках разумение, знание, мудрость как каждого, так и всех вместе, как одного человека, так и всей Церкви, но только в своём роде, т.е. в одном и том же учении (in eodem dogmate), в одном и том же смысле (eodem sensu), в одном и том же суждении (eademque sententia)». Христианское учение с годами может укрепляться и расширяться, его следует более точно и ясно истолковывать и определять, но при этом оно должно оставаться полным, целостным, неповреждённым, неиспорченным и сохранять свои свойства неизменными. Такое богословское развитие особенно ясно видно в деятельности и решениях вселенских и поместных церковных соборов, которые побуждались к этому нововведениями еретиков. Исследователи отмечают, что у Викентия Леринского встречаются ясные формулировки тринитарного и особенно христологического догмата, даваемые им отчасти как опровержение еретических искажений, отчасти как пример положительного богословствования. Оба догмата ставятся им в тесное соотношение: «В Боге одна сущность, но три Лица; во Христе же две сущности, но одно Лицо. В Троице иной и иной, а не иное и иное; в Спасителе же иное и иное, а не иной и иной. Каким образом в Троице иной и иной, а не иное и иное? Потому что иное Лицо Отца, иное – Сына, иное – Святого Духа; однако у Отца, Сына и Святого Духа не иная и иная природа, но одна и та же. Каким образом в Спасителе иное и иное, а не иной и иной? Потому что одна сущность Божества, а другая – человечества; однако Божество и человечество суть не иной и иной, а один и тот же Христос, один и тот же Сын Божий, и одно и то же Лицо одного и того же Христа и Сына Божия».

 



 
PR-CY.ru