Словарь по христианству Е «ЕДИНОРОДНЫЙ СЫНЕ» - Страница 11

«ЕДИНОРОДНЫЙ СЫНЕ» - Страница 11

Его ответ и анализ новых иконографических тем, в том числе композиции «Единородный Сыне», лежат в русле традиции русского богословия иконопочитания, начало которому положил «Просветитель» Иосифа Волоцкого. Действительно, раннехристианская и ранневизантийская иконография знает многочисленные изображения креста, увенчанного победной хризмой (рельеф так называемого Страстного саркофага, IV в., Музеи Ватикана), Христа в доспехах римского воина, попирающего льва и змия (мозаики оратория Архиепископской капеллы, Равенна, конец V – начало VI вв.; рельеф Баптистерия православных, Равенна, между 494 и 519 гг.). На миниатюрах Утрехтской Псалтири (библиотека университета, Утрехт, 809 г.) над сценой «Распятие» есть изображение Христа Победителя смерти в шлеме и в доспехах, напоминающее образ на «Четырёхчастной» иконе. В средневековом европейском искусстве в основу изображения Христа-воина легли образы, взятые большей частью из Апокалипсиса. Христа изображали на коне с луком, со стрелами и с мечом, выходящим из Его уст (миниатюры из Толкования на Апокалипсис Беата Лиебанского, XII в., библиотека собора в Эль-Бурго-де-Осма, Испания). Тема воинства Христова стала особенно актуальной и получила развитие в период Крестовых походов. Сочинение Эразма Роттердамского о воинствующей церкви, оказавшее влияние на западноевропейскую иконографию Христа-воина, отчасти перекликается с русскими темами войны и церкви, характерными для эпохи митрополита Макария и царя Ивана IV Грозного. Однако западноевропейская иконография не была воспринята русским искусством, как и понимание подвига воина Христова в идеологии Крестовых походов, где он воспринимался как победа над неверными. Изображение же смерти, популярное в западноевропейском искусстве в качестве самостоятельной темы («Пляска смерти» – «Dance macabre») и как иллюстрация Апокалипсиса, было без изменений перенесено на «Четырёхчастную» икону. Аналогичные композиции во множестве известны по гравированным листам, получившим распространение в русской иконописной среде в середине XVI в. Композиция «Единородный Сыне», включившая некоторые западноевропейские иконографические мотивы, вместе с тем является примером развития в Византии и на Руси стремления представить в зримых образах поэтические метафоры богослужебной поэзии. Продолжая художественные традиции византийских и русских мастеров, создавших живописные циклы Акафиста Богородицы, композиции на темы стихиры Рождества Христова («Собор Богородицы»), тропарей канона пророкам («Похвала Богородицы»), песнопения «Достойно есть» и др., иконописцы круга митрополита Макария обратились к сюжетам богослужебной поэзии как к литературной основе образов. К этому ряду относятся ещё два изображения на «Четырёхчастной» иконе из Благовещенского собора («Во гробе плотски» и «Придите, людие, трисоставному Божеству поклонимся»), икона «Благословенно воинство Небесного Царя», «Достойно есть» и др.



 
PR-CY.ru