Словарь по христианству Е ЕВАНГЕЛИЕ ФЁДОРА КОШКИ - Страница 3

ЕВАНГЕЛИЕ ФЁДОРА КОШКИ - Страница 3

Виртуозность исполнения инициалов в наибольшей степени ассоциируется с творчеством Феофана Грека. Однако обновление Евангелия Фёдора Кошки приходится на период, когда художник уже покинул Москву или скончался после 1405 г. Документы почти не сохранили имён мастеров (кроме преподобных Даниила и Андрея Рублёва), работавших в Москве в период создания Евангелия Фёдора Кошки по заказу митрополичьего и великокняжеского дворов, но они, несомненно, входили в число лучших мастеров, как московских, так и греческих. Декорация рукописи вносит существенные коррективы в общую оценку искусства эпохи митрополита Фотия, свидетельствуя об интенсивной художественной жизни и активном, хотя и кратковременном, участии в ней выходцев из Византии. Неизвестный мастер мог быть учеником Феофана Грека: оформление рукописи, сделанное им, во многом напоминает репертуар и приёмы исполнения инициалов в «главных» московских рукописях конца XIV – начала XV вв. Сведения о приезде в Москву в 1410 гг. вслед за митрополитом-греком греческих художников позволяют исследователям предположить, что и автор инициалов мог быть греческого происхождения. При этом орнаментация заставок Евангелия Фёдора Кошки близка к более традиционному, так называемому балканскому, типу декора рукописей 1410–1420 гг. Ранний серебряный позолоченный оклад, один из самых роскошных выполненных мастерами московского круга рубежа XIV и XV вв., сочетает несколько видов техники (литьё, чеканка, скань и зернь, эмаль) и является образцом ювелирного творчества этого периода. Центральные изображения в среднике Христа на престоле с предстоящими Богоматерью и Иоанном Златоустом (?), выше – Христа Еммануила в медальоне и ангелов с орудиями Страстей в руках своеобразны по композиции и литургическому замыслу. Представленные ниже в медальонах образы пророка Илии (вариант прочтения – Иоанн Предтеча), великомученика Феодора Тирона (Стратилата?) и мученицы Василиссы могут рассматриваться как соимённые святые семьи заказчика или вкладчика (что предполагает изготовление частей оклада в разное время). Углы занимают фигуры пишущих евангелистов в многопрофильных киотах-кивориях. Кайма между ними заполнена чередующимися полуфигурами апостолов в киотах и шестокрылов в квадрифолиях. Фон средника украшен сканью и зернью. Типология и иконография ранней части оклада имеют точки соприкосновения с декором однонефных византийских базилик XII–XIV вв., где центральный свод нередко украшался медальонами с полуфигурами Христа Ветхого денми, Христа Еммануила в окружении апостолов и небесных сил. В более поздних гравированных медальонах на «застенках» очевидно воздействие традиций московского искусства времени Андрея Рублёва, виртуозность линейной прорисовки предвосхищает искания эпохи Дионисия. По составу персонажи «застенков» образуют три цикла: святители (Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Василий Великий и Николай Мирликийский), преподобные (Ефрем Сирин, Савва Освященный и Евфимий Великий), русские святые (Леонтий Ростовский, митрополит Пётр, Сергий Радонежский – один из ранних наряду с плащаницей образов святого, 1422–1425 гг., Сергиево-Посадский государственный историко-архитектурный художественный музей-заповедник).



 
PR-CY.ru