ДАНТЕ АЛИГЬЕРИ - Страница 4

Беатриче – и земная женщина, которая ходит по улицам Флоренции, и в то же время не просто женщина. Данте настойчиво подчёркивает причастность земной Беатриче к трансцендентному миру: «Любовь гласит: “Дочь праха не бывает Так разом и прекрасна и чиста...” Но глянула – и уж твердят уста, Что в ней Господь нездешний мир являет». Смерть Беатриче изображена как космическая катастрофа, затрагивающая всё человечество. Стиль Данте приобретает интонации библейских пророков, черпает образы из «Апокалипсиса» и Евангелий, и в его книге появляются дерзновенные стилистические параллели между Беатриче и Христом. Вознесение Беатриче преображает поэта. В «Новой жизни» любовь к земной женщине перерастает в своего рода религиозное чувство, обожествляющее человека. Данте старательно обособляет его как от церковной ортодоксии, так и от многочисленных в то время ересей. Сон о смерти и вознесении Беатриче не выдаётся им за видение, т.е. за откровение, обладающее в глазах традиционного религиозного сознания абсолютной объективностью и истинностью. Напротив, автор «Новой жизни» всё время подчёркивает, что этот сон – всего лишь фантазия поэта. Однако «Новая жизнь» построена так, что сон поэта сбывается. Поэтическая фантазия оказывается отнюдь не «ложным мечтанием», а средством проникновения в высшие тайны мироздания. В третьем цикле «Новой жизни» Данте не отказывается от принципов «сладостного нового стиля», но здесь указана возможность выхода в ещё более широкий мир. При этом исследователи предостерегают, что неправильно усматривать в большей религиозности «Новой жизни» по сравнению с творчеством Кавальканти, в «ангелизации» Беатриче шаг назад. В конце XIII в. в обстановке общественного подъёма, охватившего народные массы Флоренции, переход к Возрождению был процессом сложным, и позиция, занятая Данте, могла больше соответствовать требованиям идейного переворота, чем аверроистская философия «второго Гвидо». Данте отходил от Гвиницелли и Кавальканти во имя большей народности и укрепления связей с этическими концепциями флорентийской коммуны. Однако чтобы успешно преодолеть «стильновизм», надо было до конца исчерпать его возможности. В сонетах четвёртого цикла Данте «очеловечивает» любовь и приближается к той манере, которую воспринял у него или развивал параллельно с ним в своих лирических сонетах Чино да Пистойя. В «Новой жизни» появляется дама, которую поэт именует «благородной» и «сострадательной». Между ней и поэтом возникает симпатия, постепенно перерастающая в любовь. История зарождения и развития этой любви описана кратко, но с глубоким, почти реалистическим психологизмом. Поэт думает вначале, что он любит в «сострадательной даме» умершую возлюбленную, но затем понимает, что это иная любовь, причём любовь, обещающая ему радость разделённого чувства. Однако против мыслей, продиктованных сердцем, восстаёт постоянство разума, ревниво оберегающего память о Беатриче. В душе Данте начинается борьба, и, что примечательно, он осознаёт её поэтическую ценность. Вторая любовь, казалось бы, одерживает победу, однако в конечном итоге в «Новой жизни» побеждает постоянство разума.

 



 
PR-CY.ru