Словарь по христианству Б БРЕСТСКАЯ УНИЯ - Страница 6

БРЕСТСКАЯ УНИЯ - Страница 6

В марте 1595 г. влиятельнейший православный вельможа князь К.К. Острожский узнал о намерениях западнорусских епископов и предал их гласности, что вызвало протесты со стороны православной паствы. Сам митрополит Михаил через епископов Кирилла и Ипатия обратился к королю за протекцией. Ему было необходимо захватить Киево-Печерскую лавру, и он её получил: король издал указ о передаче Лавры в непосредственное ведение митрополита, а затем добыл у папы Климента VIII подписанный указ на владение Лаврой в случае принятия митрополитом Михаилом унии. Окончательное оформление «артикулы» получили в коллективном акте с подписями митрополита, епископов Кирилла, Леонтия и Кобринского архимандрита Ионы Гоголя, датированном первым июня 1595 г. Условия унии сводились к неприкосновенности православных догматов и обрядов, подчинению церкви папе, охране прав иерархов от притязаний панов и братств, сохранению церковных имений, приобретению для высшего духовенства сенаторских званий и ограждению западнорусской церкви от влияния греков. Согласно «артикулам», Киевский митрополит должен был сохранить право ставить епископов западнорусской митрополии без вмешательства Рима, а польский король должен был способствовать утверждению власти епископов над паствой: подчинить им приходское духовенство, школы, типографии и братства, назначать епископов по рекомендации Собора епископов митрополии и добиться уравнения в правах католического и униатского духовенства. Таким образом, западнорусские епископы стремились заручиться поддержкой Римско-католической церкви в своих конфликтах с паствой, надеясь, однако, получить автономию как по отношению к Риму, так и по отношению к светским властям. Ряд статей предусматривал запрет перехода из унии в католицизм, превращения православных храмов в костёлы, принуждения «русских» к переходу в католичество при заключении смешанных браков. Западнорусские архиереи рассчитывали, что отношения с Римом будут строиться по образцу отношений с Константинопольскими патриархами, которые не вмешивались во внутреннюю жизнь Киевской митрополии. На католиков западнорусские архиереи, даже приняв решение подчиниться Риму, продолжали смотреть как на приверженцев иного исповедания. «Соборное послание к папе Клименту VIII», сопровождающее «артикулы», под которым стояли подписи митрополита Михаила, наречённого епископа Полоцкого Григория и Луцкого Кирилла (Терлецкого), Владимирского Ипатия (Потия), Перемышльского Михаила (Копыстенского), Львовского Гедеона (Балабана), Холмского Дионисия (Збируйского), Пинского Леонтия (Пельчицкого) епископов, а также Кобринского архимандрита, наречённого епископа Пинского, Ионы Гоголя, датировано 12 июня 1595 г. А.В. Карташёв пишет в своих «Очерках по истории Русской Церкви»: «Униатские писатели придумывают для этого акта будто бы собор в Бресте, но этого ничем подтвердить нельзя. Подписи собраны отдельно у каждого епископа. Так русский епископат, проникшийся латинским духом иерархизма и клерикализма, через грубый обман паствы, методом властной интриги наладил унию и гарантировал её защитой верховной государственной власти». 25 июня 1595 г. князь К.К. Острожский обратился к православным Речи Посполитой с окружным посланием, в котором призвал их твёрдо держаться своей веры и не признавать епископов, согласившихся на унию с Римом, своими пастырями. Против унии выступили православные братства, значительная часть православной шляхты, многие представители духовенства. Под влиянием массовых волнений епископы Гедеон (Балабан) и Михаил (Копыстенский) отказались от участия в переговорах об унии и заявили о своей верности православию. Князь К.К. Острожский обратился к королю с просьбой о созыве Собора для обсуждения сложившегося положения, но 28 июля король просьбу отклонил, предложив православным повиноваться своим епископам. Одновременно он обещал оказать митрополиту всемерную защиту от лица государственной власти и ходатайствовать перед папой, чтобы все просьбы, изложенные в епископских «артикулах», были приняты. В грамотах от 30 июля и 2 августа 1595 г. Сигизмунд III обещал содействовать укреплению власти униатских епископов над паствой и согласился, чтобы кандидатов на освободившиеся кафедры ему предлагал Собор епископов, но никаких решений об уравнении в правах униатского и католического духовенства принято не было. Польская католическая церковь в переговорах о заключении унии не участвовала и никаких обязательств в этом отношении на себя не взяла.

 



 
PR-CY.ru