Словарь по христианству А «АКТ О НАСЛЕДОВАНИИ ВСЕРОССИЙСКОГО ИМПЕРАТОРСКОГО ПРЕСТОЛА» - Страница 2

«АКТ О НАСЛЕДОВАНИИ ВСЕРОССИЙСКОГО ИМПЕРАТОРСКОГО ПРЕСТОЛА» - Страница 2

В «Акте о наследовании» содержится также положение о непризнании законными женитьб членов Императорского дома без дозволения государя. Соответствующее положение в самом законе не содержит ясного указания относительно устранения от наследования лиц, рождённых от таковых браков. Однако впоследствии вопрос этот решался именно так, а император Александр III запретил всем членам Императорского дома заключать неравнородные (морганатические) браки, т.е. вступать в брак с лицами, не принадлежащими к владетельным домам. Император Павел установил совершеннолетие для государей и наследников по достижении 16 лет, а для прочих членов императорской фамилии – 20 лет. На случай восшествия на престол несовершеннолетнего государя было предусмотрено назначение правителя и опекуна. «Акт о наследовании» содержит исключительно важное положение о невозможности восшествия на Российский престол лица, не принадлежащего к православной церкви. Соответствующее место включает и усвоение Российскому государю статуса главы церкви: «Когда наследство дойдёт до такого поколения женского, которое царствует уже на другом престоле, тогда предоставлено наследующему лицу избрать веру и престол, и отрещись вместе с наследником от другой веры и престола, если таковой престол связан с Законом (в данном случае подразумевается вероисповедание неправославных), для того что Государи Российские суть Главою Церкви, а если отрицания от веры не будет, то наследовать тому лицу, которое ближе по порядку». Это положение о невозможности занимать Российский престол особе, не принадлежащей к православной церкви, повторяет соответствующее место из завещания императрицы Екатерины I, составленного в 1727 г.: «Никто никогда Российским престолом владеть не может, который не греческого закона». Содержание положения «Акта о наследовании» относительно вероисповедания государя отразилось в ст. 42 «Основных законов», помещённых в «Свод законов Российской Империи», первое издание которого вышло в 1832 г.: «Император яко христианский Государь есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей веры и блюститель правоверия и всякого в Церкви святой благочиния» (положение заимствовано из «Духовного регламента»). В примечании к этой статье сказано: «В сем смысле Император в Акте о наследии престола 1797 г. апреля 5 именуется Главою Церкви». Таким образом, вносилось известное ограничение в формулу относительно главенства государя в церкви. Формула императора Павла лишается силы прямого закона, становясь толкованием одной из статей «Основных законов». Для православного канонического правосознания допустима лишь такая интерпретация положения о главенстве императора в церкви, которая подразумевает возглавление и представление императором сословия мирян, но не священства. В таком смысле и интерпретировалось соответствующее положение в канонической и юридической литературе XIX в. большинством авторов. Публицист и профессор права Александр Дмитриевич Градовский (1841–1889 гг.) в своём толковании ст. 42 «Основных законов» писал: «Права самодержавной власти касаются предметов церковного управления, а не самого содержания положительного вероисповедания, догматической и обрядовой стороны… Таким образом, компетенция верховной власти ограничивается теми делами, которые вообще могут быть предметом церковной администрации, т.е. не предполагают актов, по существу своему принадлежащих органам Вселенской Церкви, Вселенским Соборам».

 



 
PR-CY.ru