Словарь по христианству А АФИНСКАЯ ШКОЛА - Страница 7

АФИНСКАЯ ШКОЛА - Страница 7

 

По сравнению с нравственной добродетелью добродетель социальная, или гражданская, – завершающая ступень. Однако наибольшую славу Плутарху принесли его «Параллельные жизнеописания» – философско-психологические этюды на материале политической истории. Каждый этюд состоит из биографии греческого политика, биографии сходного с ним римского политика и заключительного сравнения этих двух характеров. Так на конкретном историческом материале он демонстрирует, что в действительности стоит за отвлеченным понятием «моральный идеал». По его сочинениям можно представить общую направленность учения Аммония, платонизм которого, сформировавшийся в Александрии и опиравшийся на учение Древней Академии, носил пифагорейскую окраску, в связи с чем следует предполагать влияние Евдора Александрийского (середина – вторая половина I в.) – представителя периода «среднего» платонизма. С ним связывают зарождение тенденции обращения к аутентичному платоновскому тексту. Его ближайшее влияние (но в более отдаленной перспективе – влияние Ксенократа) объясняется влиянием пифагореизма, который проявляется, прежде всего, в метафизическом дуализме. Евдор Александрийский слушал Антиоха Аскалонского (вероятно, в Александрии), но отказался от его стоической ориентации (кроме, вероятно, вопросов практической астрономии, где он мог следовать ученику Посидония – Диодору Александрийскому). Сочинения Евдора не сохранились, однако по упоминаниям и цитатам известны доксографический компендий «Основные проблемы философии» (использованный Арием Дидимом и посвященный этическим и физическим проблемам); комментарий к «Тимею» Платона (сообщают, в частности, не только о толковании «Тимея», но и о специальном внимании Евдора к числовым соотношениям при составлении смеси души); толкование отдельных мест из «Метафизики» Аристотеля; сочинение о принципах пифагорейского учения; традиционное школьное рассуждение о разливах Нила и др. Признавая трехчастное деление философии, Евдор на первое место ставил этику, считая целью нравственного совершенствования «посильное уподобление божеству». Началом всего он признавал Единое, которое стоит над оппозицией монады (видов) и диады (материи) и порождает ее. Толкуя «Тимея» в согласии с Ксенократом и Крантором, Евдор признавал мир сотворенным, но не во времени (такое – небуквальное – понимание демиургического акта в «Тимее» было принято последующими платониками и неоплатониками). В его лице пифагорейски окрашенный платонизм впервые сознательно противопоставил себя не только академическому скепсису (что сделал уже Антиох из Аскалона), но и стоическому материализму, а также Аристотелю, метафизическое и логическое учение которого принималось с большими оговорками. При этом учение о десяти категориях оспаривалось. В этом смысле Плутарх из Херонеи лишь продолжил александрийскую традицию, представленную его учителем Аммонием. Платон выступает у него не только как авторитетный философ, но и как моралист и воспитатель (частое цитирование «Государства» и «Законов»). Подобно Евдору, Плутарх составляет сводки платоновского учения («Платоновские вопросы») и комментирует тексты («О порождении души в «Тимее»», в «Утешении к Аполлонию» толкует «Федона»). Объектом комментирования являются фрагменты диалогов, провоцирующие обсуждение отдельных проблем. Эта тенденция была поддержана Никостатом и Плотином. Не исключено также влияние на него Евдора из Никострата, который вслед за неким Лукием написал книгу возражений против ряда аристотелевских трактатов, используя для критики Аристотеля положения стоицизма.

 



 
PR-CY.ru