Словарь по христианству А АНГЛИКАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ, Англиканство - Страница 8

АНГЛИКАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ, Англиканство - Страница 8

Историки, представляющие Ричарда III как уродливого (он действительно имел физические недостатки: был некрасив, хромал, имел горб) и демонического тирана и злодея, во многом черпали сведения из истории, написанной итальянцем Полидором Вергилием по заказу Генриха VII. Этот узурпатор не мог не представить Ричарда, последнего короля из династии Плантагенетов, в черных тонах по сравнению с новой династией Тюдоров. Свою лепту внесли в это историк Томас Мор, а также Уильям Шекспир, посвятивший восемь пьес гибели дома Плантагенетов, драмой «Ричард III». В действительности же Ричард III был скорее слабым, нерешительным и заискивающим королем. Он чаще закрывал глаза на опасность, не зная, как ее предотвратить. Иначе результаты заговоров были бы иными. Но в открытой борьбе он был бесстрашным, что и доказал на службе у Эдуарда IV и в последнем бою, когда обессмертил свое имя отчаянным возгласом: «Коня! Полцарства за коня!» Но перед интригами Ричард III проявлял полную беспомощность. В отличие от него Генрих VII как раз обладал этими качествами: изворотливым умом, мастерством скрытой интриги, политической дальновидностью. При нем произошла стабилизация центральной власти, положившая начало новой форме феодального государства – абсолютизму. Начинается экономическое возрождение Англии – «Тюдоровское столетие» 1485–1603 гг. Как подметили историки, характерной чертой XVI в. является порождение в Европе тиранов: в Испании это – Филипп II, в Дании – Христиансен II, в Швеции – Эрик IV, в России – Иван IV Грозный, в Англии – Генрих VIII Тюдор. Но тирания как способ правления во многом определяется условиями жизни тирана: как правило, в начале своего правления они таковыми не были. Настроение в Англии в XVI в. было таково, что сторонники преобразований могли делать с духовенством все, что им казалось необходимым, без всякой помехи со стороны общества. Для Реформации, однако, всего этого было мало. Недостаточно было возмущаться поведением иерархии и монашества, восставать против недостойного пользования церковными богатствами. Нужно было отыскать новые начала и противопоставить отжившим формам церковной жизни другие, из тех же начал выведенные. Нужно было, одним словом, новое богословие. С этой стороны дело в Англии обстояло слабо. В сущности, почти ничего нельзя указать, кроме дела Уиклифа (1324–1384 гг.) и лоллардов, вплоть до XVI в. Работа Уиклифа совпадает с наиболее оживленным моментом Столетней войны и с Авиньонским пленением пап (1395–1377 гг.). Папы в Англии считались орудием в руках врагов-французов. Отсюда возбуждение против них, вызывающие боевые статуты правления Эдуарда III. Уиклиф выступает под давлением этого общего возбуждения. Сначала он говорит, как все: обличает папство и его систему – и только. Но практические нападки церковно-политического характера скоро вывели его на путь новых богословских построений. Он отклоняет притязания папства уже потому, что не считает Петра князем апостолов. Уиклиф утверждает, что папа – это человек греха (2 Фес. 2:3); преклонение перед ним есть отвратительное идолопоклонство. А монашество – это оскорбление христианства; оно как бы хочет показать, что учение Христа недостаточно и несовершенно. Уиклиф ставит вопрос о реформе в церкви во всех областях. Он последовательно договаривается до признания, что Священное Писание есть единственный источник религиозного знания («всякая истина явно или прикровенно содержится в Писании»). Отсюда его главная работа – перевод Библии на английский язык.

 



 
PR-CY.ru