Словарь по христианству А АПОКАТАСТАСИС - Страница 8

АПОКАТАСТАСИС - Страница 8

«Весь пафос Оригеновой системы, – заметил по этому поводу Г. Флоровский, – заключается именно в том, чтобы снять, отменить загадку времени и бывания. Именно в этом интимный смысл его знаменитого учения о «всеобщем восстановлении», об апокатастасисе... Апокатастасис есть отрицание истории. Все содержание исторического времени рассеется без памяти и следа. И «после» истории останется только то, что уже было «прежде» истории». 3. «Бог любви» не может «бесконечно карать за грехи временной жизни». В этом утверждении, которое читается в риторическом вопросе А. Меня, при решении рассматриваемой проблемы применяется юридический подход: преступник (в данном случае грешник, нарушивший Божественный закон) должен быть наказан (в данном случае Богом, установившим этот закон), хотя наказание и не может быть вечным. Однако такой подход, заимствованный из области права, регулирующего отношения людей в обществе, в данном случае не может быть приемлем. Страдания, испытываемые грешником, – это не кара, которой подвергает его Бог, а последствие греха, совершенного им. Эти последствия являются результатом свободного жизненного выбора самого человека, и ни с какими действиями со стороны Бога не связаны. Совершая грех и, тем самым, нарушая установленные Богом нормы жизни, человек сам в себе порождает страдания. Высказанное утверждение ошибочно и в другом отношении. Выражая позицию сторонников апокатастасиса, его автор считает, что никто не должен страдать вечно из-за грехов временной жизни. В противном случае будет допущена вопиющая несправедливость, немыслимая со стороны «Бога любви». Однако многие отцы церкви, рассуждавшие на эту тему, никакой несправедливости здесь не усматривали. Так, Иоанн Златоуст для оправдания вечности мучений использует пример, взятый из окружающей действительности. Он рассуждает о судьбе преступников, совершивших кражу или какие-либо другие беззаконные поступки, подлежащие уголовной ответственности, и при этом подчеркивает, что за преступления, совершенные, как он выражается, «в одно мгновение», человек может быть осужден на пожизненное заключение. На вопрос преступника: «Я совершил убийство в одночасье, краткое время блудодействовал, а наказание терплю вечно?» – Иоанн отвечает: «Грехи судятся не по времени, а по самому существу преступлений». В этом рассуждении Златоуст затрагивает очень важный закон духовной жизни, согласно которому период преодоления в себе греха значительно превосходит тот период, в который грех совершается, поскольку грех не случайная оплошность, исправить которую можно очень быстро, а результат свободного и осознанного выбора, определяющего характер, содержание и направление человеческой жизни. Следует учитывать также и тот факт, что человек, не оказывающий противодействия греху, делается «рабом греха» (Ин. 8. 34), пребывая в этом рабстве до конца своей жизни. Такой жизнью он хотел бы, по замечанию папы Григория I Великого, «жить без конца, чтобы иметь возможность грешить без конца». Человек, желающий пребывать во грехе «без конца», таким образом, сам определяет характер своей вечной жизни, причем не вопреки, а благодаря тому, что «Бог есть любовь» (1 Ин. 4. 8), ибо только благодаря Божественной любви он осуществляет свой выбор без какого бы то ни было принуждения.

 



 
PR-CY.ru