Словарь по христианству А АНСЕЛЬМ КЕНТЕРБЕРИЙСКИЙ - Страница 10

АНСЕЛЬМ КЕНТЕРБЕРИЙСКИЙ - Страница 10

Ансельм подводит нас к мысли, что все то, что было рассмотрено или нет, должно быть в высшей Истине. Следовательно, все, что существует, существует в истине, и значит должно существовать и существует справедливо. А раз так, то «истина и справедливость находятся в существе вещей, потому что эти вещи – то, что они существуют в высшей Истине, тогда, несомненно, истина вещей есть справедливость (rectitudo)». Но в этом случае возникает вопрос: что если все справедливо и правильно, то почему есть много дел, которых мы называем пагубными? Тем более что ничего не существует, иначе как по причине Божьего творения. Следовательно, продолжает Ансельм, мы должны разобраться в «пониманиях должного и недолжного, возможного и невозможного», при этом вновь необходимо помнить, что все желания и действия исходят от Бога. Однако Бог позволяет некоторым делать то пагубное, которое вызывает у них пагубное желание. А это может зависеть от того, что часто на одну и ту же вещь можно посмотреть с разных точек зрения. Особенно, говорит Ансельм, это относится к действию. И поясняет это на примере действия «побития», выводя оценку действия с точки зрения справедливости, и того, кто побивает и того, кто страдает. Его определение таково: «Значит, если тот, кто побивает, правильно побивает, и то, что побивается, правильно побивается, – например, когда совершающий грех наказывается тем, кому он принадлежит, побитие правильно с обеих сторон, поскольку с обеих сторон оно является должным. Напротив, когда праведника побивает нечестивец, то поскольку ни этот не должен побивать, ни тот – быть побитым, с обеих сторон это побитие неправильно, ибо оно ни с одной не является должным. Когда же совершающий грех побивается тем, кому он не принадлежит, то так как и одному должно быть побитым, и другому не должно побивать, побитие это является и должным, и недолжным, а, стало быть, несомненно, и правильным, и неправильным. Итак, если ты возьмешь суждение, будто либо с одной стороны, либо с обеих недолжным является побитие, и рассмотришь его по отношению к верховной мудрости и благости, – осмелится ли кто отрицать, что должным является то, что допускается такой благостью и премудростью? Итак, видишь, что в высшей степени часто может случаться, что одно и то же действие должно быть и не должно быть в различных отношениях (diversis considerationibus)». Ансельм показывает понятие истинности в нашей реальной жизни, которая подчиняется закону, что истина всегда объективна и конкретна. Он называет ее как «истина сущности вещей», но не высшей Истиной. Возвращаясь к истине утверждения, которая проявляется в желании от того, как она понята разумом, Ансельм делает замечание, что данную истину необходимо рассматривать с точки зрения «истины сущности вещей». При этом многие вещи, даже те «которые мы обычно называем символами» (т.е. признанные всеми), истина утверждения бывает довольно пространна, чтобы определить ее истинность и ложность. При этом истинность или ложность утверждения может выражаться как желаниями (например, в речи), так и в действиях. В этом плане, делает он вывод, если желания и действия человека совпадают с его истинной сущностью, то это истинное утверждение, а если либо желание, либо действие не совпадает с его истинной сущностью, то это ложное утверждение.

 



 
PR-CY.ru