Словарь по христианству А АБЕЛЯР Пьер - Страница 2

АБЕЛЯР Пьер - Страница 2

В полном расцвете сил, владея редким искусством ясной и смелой постановки самых запутанных вопросов, чисто французской способностью мягкого, изящного изложения, красотой слова и неотразимым личным обаянием, Абеляр привлекал тысячи восхищенных учеников со всех концов Запада. Большинство европейской «интеллигенции» той поры прошло через его аудиторию. Французский историк Гизо писал, что «из нее вышел один папа, 19 кардиналов, более 50 епископов Франции, Германии и Италии; в ней выросли Петр Ломбардский и Арнольд Брешианский». Слава привела за собой богатство. До тех пор суровый и целомудренный, Абеляр только теперь узнал радости разделенной любви. В то время жила в Париже молодая девушка по имени  Элоиза. Ее дядя, каноник Фульбер, желая дать ей наилучшее образование, пошел навстречу предложению Абеляра  принять его к себе в дом как нахлебника и домашнего учителя. Об истории возникшей затем любви между Абеляром и Элоизой рассказывает он сам в автобиографической повести «История моих бедствий». Для аудитории увлечение учителя не было тайной. Абеляр стал небрежно относиться к преподаванию, «повторяя на лекциях эхо прежних слов». Вскоре Элоиза почувствовала себя матерью. Опасаясь гнева дяди, Абеляр увез ее в Бретань и вступил с ней в брак, который, однако, должен был остаться тайным. Так желала сама Элоиза, опасавшаяся разрушения церковной карьеры Абеляра. Когда же Элоиза, желая положить конец слухам об этом браке, приняла в Аржантее одеяние монахини (но еще не пострижение), Фульбер решил отомстить Абеляру: он ворвался в его спальню и подверг кастрации. Это определило резкий перелом в жизни Абеляра. Жестоко страдая физически и морально, он решил уйти от мира, вступил монахом в Сен-Дени и убедил 19-летнюю Элоизу принять покрывало монахини. Что-то озлобленно-резкое и сухое стало чувствоваться в нем отныне. Ожесточенный аскет, Абеляр только с горечью вспоминает радости минувшей любви. Стихов он больше не пишет, но свои взгляды излагает в работах «Диалог между философом, иудеем и христианином», «Да и нет» и др. Постигшее Абеляра несчастье, однако, лишь на время прервало его  профессорскую деятельность. Ученики осаждают его просьбами возобновить преподавание «во славу Божию». На это охотно дает ему согласие конвент Сен-Дени, которому был в тягость беспокойный собрат. Второй период учительства окружает имя Абеляра еще большим блеском. Смелое и остроумное приложение логических приемов к разрешению богословских проблем вызывает взрыв восторга в учениках, зависть в соперниках, тревогу в церкви. Обвинение в ереси в 1121 г. ставит его подсудимым перед Суассонским собором. Несмотря на благоприятное отношение к нему некоторых судей, несмотря на то, что при обсуждении инкриминируемой книги «Введение в богословие» судьи уличили друг друга в невежестве и еретических заблуждениях, Абеляр был осужден и должен был собственными руками бросить в огонь свою книгу. Он был послан на исправление в аббатство Св. Медарда, но папский легат разрешил ему вернуться в Сен-Дени. Когда же в своих исторических исследованиях о происхождении аббатства Абеляр коснулся легенды о св. Дионисии и стал доказывать, что основателем его был не Дионисий Ареопагит, который никогда не был в Галлии и мощи которого покоятся в Греции, – монахи стали грозить ему гневом короля за унижение славы знаменитой базилики. Он должен был спасаться бегством.

 



 
PR-CY.ru